March 16th, 2013

это в Петербурге

Новый матриархат

Мои родители плохо ладили между собой. Всю жизнь меня мучил вопрос: почему. Я всегда была на стороне отца. Он был парторгом  и  главным энергетиком завода. Выписывал  газеты и журналы о науке и технике, вел дневник. Учил меня собирать радиосхемы. Мать тоже была образованной женщиной, но для нее главным оставался дом, который она постоянно достраивала и отделывала. Она - прирожденный строитель, хотя по образованию медик. Теперь, оглядываясь назад, понимаю, какая бездна их разделяла. Так материя презирает дух, практика отрицает выдумку, так мечта томится в скучном рабстве плоти. Это были принципы инь и ян в их чистом выражении. Инь прижимается к земле, ищет в ней безопасности и покоя, инь, как удав, поглощает все, до чего может дотянуться, расворяет в себе любую структуру.
Ян - это стремление прочь, вперед и вверх, это разрыв с устоем и бытом, торжество мысли и мечты. Ян завоевывает, но не желает заморачиваться применением, ян смотрит за горизонт, а не под ноги. Такой человек - хреновый семьянин, но отличный генератор идей.
С тех пор я встречала множество людей, которые, так же, как мать, презирали "мечтателей", ни во что не ставили тонкие эмоции, ощущения, необычные идеи, все то, что составляет внутренний мир человека.
Скаждым годом в мире усиливается роль женщины. Женщины воспитывают, обучают, лечат, выдают справки, выписывают счета, публикуют статьи о политике и романы о вампирах. Женщины - наше все. И я, женщина, говорю: это ужасно.
Это ведет  нашу цивилизацию к гибели. Женщина - это материя, а мужчина -  дух. Мы приходим на Землю не для того, чтобы закопаться, подобно личинкам, в ее грязь, а для того, чтобы своим духом просветлить, поднять материю на новый уровень. Женский мир -  стабильность, безопасность, предсказуемость. И это стагнация, отказ от неведомого, от риска, от возможности чуда. Мужчины, воспитанные женщинами - а их уже подавляющее большинство - теряют свой мужской благородный дух. Женщины, по необходимости взвалившие на себя бремя прогрессорства, теряют чисто женские качества: нежность, восприимчивость, эмпатию. Мир становится одинаково серым.
И, кстати. о геях. Энергия либидо должгна течь от одного полюса к другому, от мужского к женскому. Если разность потенциалов между полами исчезает, внутри мужской и женской культуры возникает внутренний ток: мужчины делятся на иньских, женственных, и янских,  мужественных, и осуществляют половое взаимодействие между собой. То же самое происходит у женщин: появляются лесбиянки с мужской и женской ролью, причем и те и другие - девиантные формы, потому что по-настоящему женственная женщина ищет взаимодействия с  мужчиной.
Яуверена, что новый матриархат приведет наш мир к новым Темным векам. Никакого "мира во всем мире" не будет. По природе своей женщины более жестоки и коварны, чем мужчины. И, если мужчины идет на жестокость ради высокой идеи, то женщины - ради земного, ради бабла и недвижимости.
это в Петербурге

Если Церковь падет

Геннадий Климов написал интересную статью о новом папе римском и перспективах Церкви вообще: По миру бродит призрак глобальных перемен
http://gklimov.livejournal.com/340132.html
Я представила: вот пала Римская церковь, а за ней Восточная...и что же будет? И как они падут: с громом и молниями или тихонько? Народ объявит вотум недоверия понтифику и его кардиналам? Уж церкви громить вряд ли начнут. А разве Церкви уже не пали? Разве слова папы значат больше, чем речь какого-нибудь посланника ООН в Сирии?
И что от этого изменилось в мире? Бог удалился, изменил свой облик? Разве для Бога и для сердца, которое его ощущает, есть разница, высок или не очень авторитет Церкви? Мне кажется, Церковь и живая вера так давно и непоправимо разошлись, что не важно совершенно, как там зовут очередного папу, что он сказал и что собирается делать. В политическом плане все это. конечно, имеет значение. Но не для человеческого духа. Я вот знаю, что мир - не механизм, что он живой, что весь его смысл, может, как говаривал Достоевский, в касании иных миров, что душа человека - не только мозг с нейронами и гормонами, но я не понимаю, при чем здесь церковь? Какое отношение к моей жизни имеют воскресные службы, чтения из Евангелий, которые я сама много раз читала? Что общего между мной и теми людьми, что стоят в очереди на исповедь? Это обычная очередь, как в сберкассу, и "дело" каждого занимает не больше минуты. При чем здесь Иисус Христос, этот удивительный человек, от которого остались противоречивые, сложные и опасные для власти тексты? И при чем здесь живой и загадочный мир, с его галактиками и туманностями, с непостижимыми расстояниями и величием?
При чем здесь папа?